Является ли "разоблачитель" Facebook Фрэнсис Хауген представителем инсайдеров американской разведки?


Биография юридической команды Фрэнсис Хауген, оказывающей помощь разоблачителям, указывает на то, что она была подготовлена для завершения превращения Facebook в средство обеспечения национальной безопасности США.

Отравление умов молодых американских женщин

Бывшая сотрудница Facebook по имени Фрэнсис Хауген получила национальную известность, выступив в Конгрессе 5 октября 2021 года и обвинив компанию, в которой она когда-то работала, во всем - от отравления сознания молодых американок до пособничества мировым злодеям.

Хотя Хауген представила себя как "разоблачительницу", которая рискует всем, чтобы разоблачить секреты сильных мира сего, ее выращивала и юридически представляла организация, возглавляемая бывшими сотрудниками разведки, имеющими тесные связи с органами национальной безопасности США.

 

Организация под названием Whistleblower Aid была основана адвокатом по вопросам национальной безопасности Марком Заидом, которого обвинили в том, что он сдал своего клиента, разоблачителя ЦРУ Джеффри Стерлинга, своим работодателям в Лэнгли. К Зайду присоединились бывший сотрудник Госдепартамента и одобренный правительством разоблачитель Джон Тай, бывший сотрудник ЦРУ и Пентагона Эндрю Бакадж и ветеран информационной войны правительства США Либби Лю, который специализируется на поддержке операций против Китая в стиле цветных революций.

Джон Кириаку, разоблачитель ЦРУ, посаженный в тюрьму за разоблачение роли агентства в серийных пытках подозреваемых в терроризме, прокомментировал The Grayzone: "Марк Заид представляет себя общественности как адвокат разоблачителей, однако это не так. Вместо этого он предал своих клиентов и встал на сторону обвинителей из разведывательного сообщества. Ему нельзя доверять".

Кириаку продолжил: "Мое личное убеждение заключается в том, что он является предпочтительным адвокатом "разоблачителей" для разведывательного сообщества, потому что он готов поставить их интересы выше интересов своих клиентов".

Технологический миллиардер и медиа-магнат Пьер Омидьяр предоставил финансирование организации Whistleblower Aid, а также фирме по связям с общественностью, помогающей Хаугену. Омидьяр сыграл свою собственную роль в американском иностранном интервенционизме, спонсируя антиправительственные СМИ и активистов наряду с американскими правительственными агентствами в тех странах, где Вашингтон стремится к смене режима.

 

После выступления "разоблачительницы Facebook" 5 октября председатель подкомитета Сената по защите прав потребителей Ричард Блюменталь похвалил Хауген за ее "мужество" и "силу" в "противостоянии одному из самых могущественных и непримиримых корпоративных гигантов в истории мира". Со своей стороны, Хоген заявила, что дала свои показания, "подвергая себя большому личному риску".

Однако теперь Хауген должна встретиться с надзорным советом Facebook, предполагая, что предполагаемая разоблачительница никогда не представляла угрозы для своего бывшего работодателя и, возможно, была в сговоре в рамках взаимовыгодной операции. Хауген подчеркнула в своих показаниях, что она "не хочет разваливать" Facebook; она просто хотела усилить "модерацию контента", чтобы искоренить "экстремизм" и "(ложную/искаженную) информацию".

Хотя общественности дали понять, что Хауген начала свой цензурный крестовый поход в одиночку, движимая лишь чувством негодования и желанием искоренить "дезинформацию", ее показания тесно перекликаются с нарративом, возникшим в сфере национальной безопасности США и направленным на предотвращение потока информации от контргегемонистских "плохих акторов".

Повестка дня была обнажена самой Хауген, которая утверждала, что работала вместе с сотрудниками разведки в ранее неизвестном "подразделении разведки угроз" Facebook, и неоднократно ссылалась на предполагаемую вредоносную деятельность врагов США, включая Эфиопию, Мьянму, Западный Китай и Иран.

Как следует из данного отчета, Хауген, по-видимому, является лишь инструментом в далеко идущем плане по усилению контроля государства национальной безопасности США над одной из самых популярных в мире платформ социальных сетей.

Создание фальшивого разоблачителя Facebook

Хауген впервые появилась в сентябре 2021 года как предполагаемый источник утечки под названием "Файлы Facebook". В СМИ ее сразу же назвали "современным героем США" за то, что она тайно скопировала десятки тысяч внутренних документов Facebook и передала их в Wall Street Journal, который опубликовал серию из девяти статей, основанных на этих документах.

WSJ первоначально сохранил анонимность своего источника, выпустив серию за две недели до того, как Хауген рассказала о себе в интервью 60 Minutes от 3 октября. На камеру она пожаловалась, что Facebook "разрывает наши общества на части и вызывает этническое насилие по всему миру".

"Этническое насилие, включая Мьянму в 2018 году, когда военные использовали Facebook", - рассказывает корреспондент "60 минут" Скотт Пелли, чтобы "начать геноцид".

 

 

Когда 60 Minutes спросили ее о том, что побудило ее слить документы, Хауген ответила расплывчато: "В какой-то момент в 2021 году я поняла, что мне придется делать это систематически, и я должна получить достаточно [чтобы] никто не мог усомниться в том, что это реально".

Тем не менее, Хауген впервые разгласил информацию о компании до 2021 года. В заключительной части серии статей, опубликованных журналом, издание показало, что Хоген впервые отправил зашифрованное сообщение одному из своих репортеров 3 декабря 2020 года.

В той же статье, опубликованной в день выхода в эфир интервью "60 минут", сообщалось, что Хоген "продолжала собирать материалы внутри Facebook до последнего часа, когда у нее был доступ к системе. Она обратилась к юристам из организации Whistleblower Aid, некоммерческой организации в Вашингтоне, округ Колумбия, которая представляет интересы людей, сообщающих о неправомерных действиях корпораций и правительств".

Хауген уволилась из Facebook в марте, но точный день начала ее отношений с клиентом и адвокатом Whistleblower Aid остается неизвестным. Известно лишь то, что все произошло быстро.

Джон Тай, основатель и главный специалист по раскрытию информации в Whistleblower Aid, рассказал New York Times, что согласился представлять интересы Хауген "в течение нескольких минут" после разговора с ней.

5 октября Хауген дала показания в подкомитете по торговле Сената по защите прав потребителей. Но она уже "выступала перед законодателями во Франции и Великобритании, а также перед членом Европейского парламента", как сообщила газета New York Times 3 октября, в день, когда ее личность была раскрыта в программе "60 минут". Издание добавило: "В этом месяце она должна выступить перед британским парламентским комитетом. За этим последуют выступления на Web Summit, технологической конференции в Лиссабоне, и в Брюсселе для встречи с европейскими политиками в ноябре", - цитирует издание Тая.

Вместе с большим открытием Хауген запустила новый веб-сайт и новый аккаунт в Твиттере, который был немедленно верифицирован. Старый аккаунт Хауген в Twitter был заблокирован, когда она вышла в свет, и с тех пор удален, а ее старый блог больше не существует.

Поучительно сравнить ночную верификацию Хаугена с тем, как Твиттер обращался с другими людьми, которые предоставляли секретные документы, чтобы разоблачить правонарушения элиты - а именно с находящимся в тюрьме соучредителем Wikileaks Джулианом Ассанжем, который так и не получил верификацию от Твиттера.

Во время своего вступительного слова в Конгрессе Хауген сплела повествование, которое связало интервенционистскую программу Госдепартамента с крестовым походом Демократической партии за цензуру в Интернете. Она отметила, что "то, что мы видели в Мьянме и сейчас видим в Эфиопии, - это только первые главы настолько страшной истории, что никто не хочет читать ее конец".

Позже Хауген кивнула головой в знак согласия, когда сенатор Дэн Салливан назвал Иран крупнейшим государственным спонсором терроризма в мире, а Китай - "диктатурой коммунистической партии", которая является самым серьезным конкурентом США в 21 веке. Странно, но она не упомянула о злонамеренной деятельности какого-либо союзника США или страны, которая в настоящее время не находится под санкциями Государственного департамента США.

В Facebook Хауген утверждала, что работала менеджером по продуктам в "подразделении разведки угроз" компании. "То есть я была менеджером по продуктам, поддерживающим команду по борьбе со шпионажем", - заявила она сенатору Салливану. Часть ее работы включала "непосредственную работу по отслеживанию участия Китая в работе платформы", - утверждала она. Кроме того, она утверждала, что Иран использовал платформу для ведения "шпионажа" на ней.

"Я разговариваю об этом с другими членами Конгресса", - признал Хауген. "У меня есть серьезные опасения по поводу национальной безопасности в связи с тем, как сегодня работает Facebook".

Как сообщил журналист Кит Кларенберг, в малоизвестном "подразделении разведки угроз" Facebook, где, по утверждению Хаугена, он работал, работают бывшие сотрудники ЦРУ, АНБ и Пентагона. Согласно объявлению о приеме на работу, сотрудники подразделения должны иметь "более 5 лет опыта работы в разведке (правительственной или частной), в сфере международной геополитики, кибербезопасности или прав человека".

Однако в ныне удаленном блоге и аккаунте Хауген в Твиттере не содержится никакой политической информации, как и в ее резюме. В Твиттере она часто обсуждала прием Амбиена и флирт с мальчиками, а в своем блоге писала о путешествии на велосипеде по Европе. Кроме лекции на тему "Пересечение управления продуктами и гендера" и пожертвований в пользу Демократической партии, она не проявляла заметного интереса к политике. Как же получилось, что типичная нормальная женщина, работавшая в Google, Pinterest, Yelp! стала экспертом по Ирану и Китаю?

Биография теневой юридической команды Хауген позволяет предположить, что ее выращивали, тренировали и использовали для завершения трансформации Facebook в полностью контролируемый инструмент внешнеполитических императивов США, готовый удалять или подвергать цензуре любые взгляды, которые правительство США считает "дезинформацией".

Лучший наряд для разоблачителей, который можно купить на деньги Пьера Омидьяра

Whistleblower Aid называет себя "новаторской некоммерческой юридической организацией, которая помогает патриотичным государственным служащим и храбрым работникам частного сектора сообщать о своих проблемах и предавать их огласке - безопасно, законно и ответственно".

Но действительно ли эта группа является той организацией по защите информаторов, за которую себя выдает?

На самом деле, Whistleblower Aid, похоже, была создана как своего рода анти-Wikileaks организация. "Whistleblower Aid - это не Wikileaks", - утверждается на странице "видение" бывшей организации. В другом разделе сайта говорится: "Никто и никогда не должен отправлять секретную информацию в Whistleblower Aid. Whistleblower Aid никогда не будет помогать клиентам или потенциальным клиентам в утечке секретной информации".

Организация Whistleblower Aid была создана при поддержке основателя Ebay и миллиардера, медиа-магната Пьера Омидьяра. Через свой фонд Luminate Омидьяр выделил $150 000 на организацию, одновременно финансируя некоммерческую организацию "Центр гуманных технологий", которая работает на ту же PR-фирму, которая представляет интересы Хаугена.

Politico изобразило Омидьяра как "критика технологий", предположив, что его поддержка Хаугена вызвана отвращением к распространению Facebook токсичного контента. Однако, как сообщали этот журналист и Макс Блюменталь, политическая империя Омидьяра в течение многих лет функционировала как усилитель интервенционистских инициатив США.

 

За последнее десятилетие различные некоммерческие организации Омидьяра спонсировали создание вещательного канала "Громадське" на Украине, который способствовал перевороту в стране в 2014 году, поддерживали антиправительственных блогеров и активистов в Зимбабве и финансировали антиправительственные СМИ на Филиппинах, включая лауреата Нобелевской премии мира 2021 года Марию Рессу. В каждом случае бенефициары Омидьяра одновременно спонсировались государственными структурами США, занимающимися продвижением смены режима.

Еще один намек на примыкание Омидьяра к разведывательным операциям США можно найти в стратегическом плане фонда миллиардера Luminate на 2018-2022 годы, в котором в качестве основных приоритетов указаны "противодействие" России и Китаю и "оказание критической поддержки" группам в "странах с переходной экономикой" в качестве главных приоритетов.

Компания Whistleblower Aid стала известной на всю страну, представляя интересы анонимного разоблачителя, раздувшего тщательно сфабрикованный скандал между Трампом и Украиной, который в итоге привел к импичменту бывшего президента Дональда Трампа.

Но Whistleblower Aid - это нечто большее, чем просто юридическая фирма. Она также "готовит клиентов к тому, чтобы они были сосредоточены на том, как правильно отвечать на вопросы", - сказал Gizmodo Марк Заид, юридический партнер-основатель организации.

"У нас есть эксперты по СМИ, с которыми мы работаем, чтобы помочь людям в таких простых вопросах, как, например, куда смотреть, когда вы говорите с камерой или ведущим?" пояснил Заид. "Как лучше ответить на вопрос, чтобы он прозвучал в позитивном ключе? Все, что может быть связано с обеспечением наилучшего имиджа и сущности человека".

"Идеальный разоблачитель правительства США"

Развертывание истории Фрэнсис Хауген было методичным и молниеносным, и, несомненно, это была совместная работа. "Я вышла вперед, подвергая себя большому личному риску, потому что считаю, что у нас еще есть время действовать", - сказала Хауген Конгрессу. Сенатор Блюменталь ответил обещанием, что Конгресс защитит ее.

Но был ли риск на самом деле? В первых беседах Хауген с основателем и главным специалистом по раскрытию информации Whistleblower Aid Джоном Тайе она попросила его о "юридической защите и возможности обнародовать конфиденциальную информацию".

Заид основал группу после того, как поработал юридическим советником своего соучредителя Джона Тая, когда Тай якобы "разоблачил" Госдепартамент.

Тай был принят на работу в Госдепартамент бывшим помощником госсекретаря по вопросам демократии, прав человека и труда Майклом Познером. Ныне известный адвокат по "правам человека", Познер получил задание предоставить консультацию группе из семи израильских генералов, обвиненных ООН в военных преступлениях после операции "Литой свинец", трехнедельной расправы над 1400 палестинцами в осажденном секторе Газа, о чем Wikileaks сообщил в своей публикации дипломатических депеш США. По иронии судьбы, Познеру также было поручено следить за рассмотрением Госдепартаментом этих утечек.

Тай был назначен руководителем отдела по свободе интернета при Познере в Госдепартаменте. Но чтобы понять работу Тая в Госдепартаменте, необходимо вернуться к речи его бывшего начальника, экс-госсекретаря Хиллари Клинтон, произнесенной за год до назначения Тая в Госдепартамент, но, тем не менее, ставшей образцом того, чем занимался департамент: нападками на такие страны, как Иран и Китай, за "возведение электронных барьеров".

 

Именно во время кампании Клинтон за "свободу интернета", которая утвердила позицию Тая, Агентство США по международному развитию (USAID), подразделение Госдепартамента, разработало ZunZuneo, фальшивую социальную сеть, предназначенную для кубинцев. Это информационное оружие было применено США в неудачной попытке подстегнуть кубинскую молодежь к уличным протестам и дестабилизировать социалистическое правительство Кубы.

В обязанности Тая входило путешествовать по всему миру и добиваться "открытого использования интернета, свободного от вмешательства и контроля со стороны правительства".

Однако после разоблачения Эдвардом Сноуденом массовой слежки со стороны Агентства национальной безопасности, Тай начал работать явно против открытого обмена информацией, сотрудничая с агентством в тактике подрыва утечки.

Примерно в то же время Тай узнал об указе 12333, который позволяет АНБ собирать информацию об американских гражданах за пределами границ США. Тай "проболтался", написав статью в газете "Вашингтон пост", позволив и АНБ, и Госдепартаменту ознакомиться с его разоблачениями перед публикацией. Ни одно из них не внесло никаких изменений в эту политику.

Перед беседой с репортерами о своем разоблачении Тай позаботился о присутствии свидетеля и пообещал, что не будет раскрывать никакой секретной информации. "Если вы услышите что-то, что звучит так, будто я говорю о секретной деятельности или деятельности АНБ, я хочу сказать вам прямо сейчас, что вы неправильно расслышали то, что я сказал", - заявил он.

"Единственная причина, по которой я когда-либо получал брифинг АНБ, заключалась в том, что мы должны были разработать ответ на утечки Сноудена", - сказал Тайе в интервью Ars Technica. "Я бы никогда не узнал достаточно, чтобы подать жалобу, если бы не эти утечки".

Он также заручился помощью Марка Зайда, "чтобы тот помог ему сориентироваться в законном процессе подачи заявления".

 

Несмотря на то, что он был обязан Сноудену, а Сноуден фактически первым раскрыл, как Указ 12333 был "источником сбора информации АНБ", адвокат Тая, Заид, неоднократно оскорблял Сноудена.

"В отличие от Сноудена, Тай не приведет никаких примеров фактической незаконной слежки, о которой он узнал, работая в Госдепартаменте. Он соблюдает свои соглашения о секретности", - заявил Зайд.

Заид, который ложно обвинил Сноудена в отказе от попыток пройти по надлежащим каналам, утверждает, что лучший способ добиться изменения политики - это официальные процедуры. И он изобразил Тая как "яркий пример того, как разоблачитель национальной безопасности должен законно выразить свою обеспокоенность и дать системе и общественности время для обсуждения этой обеспокоенности, а не принимать решение в одностороннем порядке, как это сделал Сноуден...".

Тай быстро стал образцом раскрытия правительственных секретов, а заголовки корпоративных СМИ описывали его как "идеального нового разоблачителя правительства США" и "более доброго, мягкого и "по правилам" разоблачителя".

Just Security, блог о национальной безопасности, ориентированный на Демократическую партию и финансируемый фондом Джорджа Сороса "Открытое общество", в совет которого входят такие инсайдеры, как директор национальной разведки Аврил Хейнс и советник по национальной безопасности Джейк Салливан, в то время назвал Тая "героем" наравне с покойным сенатором Джоном Маккейном. Тем не менее, сайт отметил, что "жюри еще не определилось, приведет ли разоблачение Тая к значимым реформам".

В то время Тай заявил, что надеется "увидеть публичный ответ на мою жалобу, в котором будет описано, какие изменения были сделаны".

Перенесемся на 16 сентября 2021 года, и Just Security все еще призывает к реформе Указа 12333. В самом деле, доносительство Тая не привело к каким-либо значимым изменениям в политике, хотя он и добился некоторого внимания со стороны президента, прокомментировав, что "даже президент Обама признал, что вопросы, поднятые после этих разоблачений, были важны для нашей демократии".

По совпадению, за несколько дней до ухода с поста президента Обама расширил указ 12333, разрешив АНБ передавать данные, собранные без ордера, другим спецслужбам без необходимости получения судебного ордера. Именно этот указ позволил АНБ прослушивать будущего директора по национальной безопасности Трампа Майкла Флинна и передавать СМИ содержание его телефонного разговора с тогдашним послом России в США Сергеем Кисляком.

 

Несмотря на отвратительный провал "законного" метода доносительства, который предпочитал Заид, они с Таем впоследствии создали организацию Whistleblower Aid, но не раньше, чем покинули Госдепартамент, чтобы работать в другой теневой организации, которая была по колено погружена в интервенционистские операции НАТО.

С июля 2014 года по июль 2015 года Тай работал юридическим директором и директором по кампаниям в Avaaz, цифровой активистской группе и PR-компании, которая помогла добиться поддержки бесполетной зоны в Ливии, как сообщил редактор Grayzone Макс Блюменталь.

Во время работы Тая в Avaaz, которая на начальном этапе получала финансовую поддержку от фонда Сороса "Открытое общество", организация снова настаивала на введении бесполетной зоны, на этот раз в Сирии. Кроме того, Avaaz помог создать PR-организацию под названием Purpose, которая занималась связями с общественностью для финансируемой USAID и связанной с Аль-Каидой организации "Белые каски" в Сирии.

Во время "арабской весны" Авааз выделил $1,5 млн. на "обеспечение продемократических движений "высокотехнологичными телефонами и спутниковыми интернет-модемами, подключение их к ведущим мировым СМИ и предоставление консультаций по коммуникациям", - сообщает BBC.

Авааз" создал прокси-серверы в Иране для поддержки иранского "Зеленого движения" и организовал "трехмильное рукопожатие человеческой цепи от Далай-ламы до дверей китайского посольства в Лондоне". Совсем недавно организация спонсировала митинг с требованием расследования на Капитолийском холме в ответ на серию статей Wall Street Journal "Facebook Files", в которой Хауген фигурировал в качестве источника.

Незадолго до ухода из Авааз Тай ответил на критику в адрес группы, поддерживаемой миллиардерами, которая выступает за бесполетную зону, написав: "Тысячи и тысячи людей погибнут, на долгие годы вперед, если мы отвернемся и будем сжимать руки".

Как и его бывший клиент, ставший юридическим партнером, Марк Заид ратовал за усиление вмешательства США в дела Сирии, написав в Твиттере тогдашнему президенту Трампу: "Что вы собираетесь делать с Сирией? Это теперь ваша проблема, мы не можем стоять в стороне и позволять, чтобы невинных людей продолжали убивать".

Помощь разоблачителям или игра разоблачителей?

В начале своей юридической карьеры Заид "помогал лоббировать в Конгрессе изменение закона, чтобы можно было предъявить иск ливийскому правительству за его тайный заговор по взрыву самолета Pan Am Flight 103 в 1988 году". С тех пор он создал себе репутацию адвоката, представляющего изобличителей, хотя сейчас он "представляет интересы многих федеральных чиновников, которые страдают от загадочных симптомов, известных как гаванский синдром".

Марк Зайд, возможно, зарабатывает больше всех корпоративных СМИ среди всех адвокатов, специализирующихся на делах предполагаемых разоблачителей в США, но он также является одним из самых яростных противников тех, кто разглашает информацию без официального согласия. В отношении Эдварда Сноудена Заид написал в Твиттере, что изгнанный разоблачитель "никоим образом не заслуживает помилования".

Заид считает, что только те, кто добросовестно разоблачал правонарушения в рамках организационной инфраструктуры, заслуживают звания информаторов. Если же они пытались это сделать, но столкнулись с препятствиями и передали свою информацию в СМИ, то, по его мнению, это действие классифицирует их как предателей, виновных в шпионаже.

Таким образом, по мнению Заида, Сноуден не является разоблачителем, а Джулиан Ассанж - журналистом. Заид отметил, что в июне 2020 года Министерство юстиции предъявило Ассанжу дополнительное обвинение как "сигнал тем, кто хочет подорвать национальную безопасность США, что вас будут преследовать".

 

Даже Реалити Виннер, чья утечка секретной информации была раскручена СМИ для продвижения дискредитировавшей себя версии о сговоре России с президентом Дональдом Трампом, на которого Заид нападал и даже подавал в суд, также не является информатором, утверждает Заид в Washington Post.

Хотя Заид ясно выразил свое отношение к тем, кто сливает секретную информацию по "ненадлежащим" каналам, он подвергся резкой критике за свое отношение к делу одного из своих бывших клиентов, разоблачителя ЦРУ Джеффри Стерлинга.

"WikiLeaks известно от тех, кто непосредственно вовлечен в процесс, о серьезных утверждениях, что Марк С. Заид раскрыл одного из своих клиентов ЦРУ. Впоследствии этот клиент был заключен в тюрьму", - написал WikiLeaks в Твиттере. Разоблачитель пыток в ЦРУ Джон Кириакоу написано Заида: "Любой друг или сторонник крыс и доносчиков не является другом доносчиков".

Разоблачитель Томас Дрейк высказывал аналогичные опасения, указав в 2015 году на стенограммы с подробными комментариями специального агента ФБР Эшли Хант во время суда над Джеффри Стерлингом.

"ЦРУ сообщило, что 24 февраля 2003 года с ним связались Марк Заид и Рой Кригер", - сказал Хант суду. "Они сообщили ЦРУ 24 февраля, что их клиент связался с ними 21 февраля 2003 года, и что этот клиент, неназванный в то время, выразил свою обеспокоенность по поводу операции, которая носила ядерный характер, и угрожал обратиться в СМИ".

Кроме того, ФБР вручило Зайду повестку, требующую от него дать показания по делу его бывшего клиента Стерлинга. Заид утверждает, что он ни разу не нарушил адвокатскую тайну и назвал показания агента ФБР Эшли Хант "слухами".

Стерлинг отказался комментировать изданию The Grayzone работу Заида в качестве его адвоката и то, сыграл ли он какую-либо роль в его преследовании.

"Не имея намерения высказывать то или иное мнение, я не буду комментировать г-на Зайда или его представительство", - заявил Стерлинг.

"Весь Дисней, который нужен и которым хочется быть".

Хотя Заид сохраняет крайнюю враждебность по отношению к тем, кто сливает секретную информацию, даже отказываясь работать с ними, он не испытывает никаких моральных угрызений совести по поводу получения допусков для "парней, у которых были проблемы с детским порно".

Заид также занимает особое место в своем сердце для Диснея и потенциально "диснеевских девочек". Архивная версия канала YouTube, который, по-видимому, принадлежит ему, показывает, что ему "понравились" такие видео, как "Топ-10 самых красивых звезд канала Disney" и "Топ-10 девушек Disney".

Хотя послужные списки Тая и Заида вызывают серьезные вопросы относительно их приверженности защите разоблачителей, подвергающихся реальному риску возмездия на высоком уровне, они не единственные сотрудники Whistleblower Aid, имеющие тесные связи с государством национальной безопасности США.

Шпионы у дверей организации "Помощь разоблачителям

Почти одновременно с началом работы Хаугена в организации Whistleblower Aid весной этого года в организации появился новый генеральный директор по имени Либби Лю. Ранее Лю занимала должность генерального директора Open Technology Fund (OTF), который был создан основанной ЦРУ пропагандистской организацией Radio Free Asia в рамках кампании Хиллари Клинтон по "свободе интернета".

До своей работы в OTF Лю более 14 лет занимала пост президента Радио Свободная Азия. На сайте "Радио Свободная Азия" говорится о том, что Лю сама создала Фонд открытых технологий.

Помимо вливания миллионов долларов в такие проекты, как Tor и Signal, Фонд открытых технологий может похвастаться тем, что "более двух третей всех мобильных пользователей в мире имеют на своих устройствах технологии, разработанные OTF".

Более того, OTF утверждает, что "расследовала и разоблачила приложения, используемые для репрессивного наблюдения по всему Китаю, включая инструменты, используемые правительством для преследования религиозного меньшинства - мусульман-уйгуров в провинции Синьцзян".

OTF помог финансировать протесты и беспорядки в Гонконге в 2019 году, "чтобы быстро оказать помощь группам гражданского общества, протестующим, журналистам и правозащитникам, подвергшимся цифровой атаке."

Помогая бунтовщикам, захватившим и разграбившим парламент Гонконга, обойти цензуру, Лю теперь работает с юридической фирмой, представляющей клиента, который встретится с комитетом Конгресса, расследующим "восстание" 6 января - несомненно, для того, чтобы подкрепить доводы в пользу усиления цензуры в Интернете.

Другой ключевой фигурой в Whistleblower Aid является Эндрю Бакадж. Как и Джон Тай и Марк Зайд, Бакадж не только представляет интересы Хауген, но и продвигает ее в СМИ.

 

Бакай также является бывшим сотрудником ЦРУ и следователем по уголовным делам Министерства обороны. После ухода из ведомства он объединился со своим бывшим адвокатом Марком Зайдом и занялся аналогичными делами, включая "разоблачителя из Украины" и "чиновников Госдепартамента, страдающих от "гаванского синдрома"".

В Твиттере Бакадж высмеял Джулиана Ассанжа, укрывшегося в посольстве Эквадора в Лондоне, насмехаясь над ним, чтобы он "вышел на улицу" и получил немного витамина D.

За тщательно придуманным образом Фрэнсис Хауген как смелой разоблачительницы, заявленные взгляды и сомнительный послужной список ее юридической команды в Whistleblower Aid позволяют предположить, что она не более чем пешка в гораздо более масштабной игре, направленной на усиление и без того значительной власти государства национальной безопасности над социальными медиа.