"Новый мировой порядок: "Великая перезагрузка" или "глобальный концерт"?"


Сотрудничество между двумя государствами

Только союз между Москвой и Пекином может сломать новые человеконенавистнические концепции глубинного государства, направленные на радикальное переформатирование мира.

Эпопея с коронавирусами, "предсказанная" несколько лет назад, скорее всего, имеет рукотворный характер. Об этом свидетельствует как динамика событий, так и некоторые совпадения. Летом 2020 года появился проект "Великая перезагрузка" (Клаус Шваб), который увязывается с эпидемией как фактор, позволяющий трансформировать мировой порядок в интересах корпораций. После перехода Байдена в Белый дом Ричард Хаас, президент Совета по международным отношениям, представляет новый "глобальный концерт", аналогичный тому, что был в начале XIX века. Читай здесь.

Римский клуб, глобализация и глобализм

Проект формирования мира корпораций существует уже давно. Римский клуб детально проработал его в серии программных докладов, в которых предлагалась дорожная карта управляемой глобализации. После распада СССР его основные идеи - ограничение развития, населения и энергопотребления мистическими "пределами роста", а также разделение мира на зоны с узкой экономической специализацией, межконфессиональное объединение мира на основе "единственной мировой религии" и др. - обобщенные в "Повестке дня-XXI".

Из этого извлекаются восемь "Целей развития тысячелетия" (2000-2015), которые затем переформулируются в семнадцать Целей устойчивого развития (2015-2030). В то же время возникает система институтов глобального управления. Общая идея заключается в следующем: Человечество делится на высшие и низшие касты. Благодаря передовым биотехнологиям высшие ("элита") достигают если не бессмертия, то невообразимо долгой физической жизни. Низшие - это обслуживающий персонал, который с помощью социальных и медицинских технологий погружается в хаос и архаику, чтобы избежать самоорганизации протеста.

Сильно сократившаяся численность низших будет в дальнейшем регулироваться и поддерживаться внешним контролем на уровне до 500 миллионов человек на всю планету; Промышленность и сельское хозяйство уничтожаются. На планете наступает "золотой век" - бесконечная иерархическая неизменность, усугубляемая разрушением идентичности и стиранием исторической памяти.

Концептуальным обоснованием планов сегрегации людей стало распространение теории естественного отбора (Чарльз Дарвин) и теории народонаселения (Томас Мальтус) на социальную сферу, на перекрестке которых появилась евгеника (Фрэнсис Гальтон), пытавшаяся религиозными и моральными Устранение ограничений на пути к селективному "улучшению" человеческой природы.

Кроме того, произошли важнейшие события в британской и американской геополитике на море и на суше. Реализация вышеупомянутых теоретических воззрений на практике сформировала цивилизаторскую задачу Запада в виде постепенной экспансии от периферии к центру Евразии.

В наиболее концентрированном виде это было изложено в национал-социалистическом генеральном плане "Восток", а также в аналогичных западных проектах расчленения "Великой России" и колонизации ее руин. Превращение мира государств в мир корпораций должно быть достигнуто через глобализацию, через разрушение государств и фрагментацию идентичностей, за которыми последует атомизация индивидов и глобальная экономическая интеграция.

Вторая мировая война была развязана, чтобы вернуться к видению мирового правительства, создание которого на основе Лиги Наций было прервано Великой Октябрьской революцией. Однако решающее поражение нацистской Германии от Красной Армии и полноправное участие СССР в формировании послевоенного миропорядка вновь не позволили ООН получить статус "верховного органа власти", превратив эту организацию в арену противостояния сверхдержав Сделали холодную войну.

Если посмотреть сегодня на глобальную игру, которая была "разыграна" после распада СССР, то правящим кругам Запада не удалось сохранить контроль над развитием мира, потому что они недооценили потенциал России и Китая, представляющих солидарный вызов гегемонии США в Евразии.

Анализируя возможные варианты дальнейшего развития нынешних тенденций, необходимо следить и учитывать описанный выше опыт формирования глобального миропорядка после мировых войн. Первый вариант, который в настоящее время в основном реализуется, связан с внутренним системным вызовом, брошенным Западу Россией и Китаем. То есть наши страны в целом принимают установленные правила глобальной игры и борются за то, чтобы взять под контроль их реализацию, включая соответствующую систему глобальных институтов.

В этом случае неизбежно крайнее противостояние, вплоть до военного столкновения и крупномасштабного конфликта, поскольку поражение в таком соревновании равносильно капитуляции и выталкиванию проигравшего на край как капиталистической мировой системы, так и мирового исторического процесса в целом.

Второй вариант, некоторые элементы которого также присутствуют в нынешних условиях, хотя и не доминируют, - это повторение опыта Великой Октябрьской революции в сочетании с формированием системной альтернативы, то есть другой мировой системы со своими правилами игры. Прообразом такой системной альтернативы как раз и являются Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС и ряд связанных с ними финансовых институтов - Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, Новый банк развития, а также постсоветские интеграционные проекты и китайская инициатива Нового шелкового пути.

Метаморфоза "устойчивого развития"

При определенных условиях можно заставить людей вести себя желаемым образом, используя силу или давление. В качестве альтернативы им можно "промыть мозги", вживив им определенный набор необходимых установок и убедив их в том, что эти установки представляют собой их убеждения. Убеждения, в свою очередь, закрепляются в религиозных системах для верующих и в идеологических системах для атеистов. Как сосуды, соединенные друг с другом, религия и идеология в своем проектном генезисе обладают свойством замещать и дополнять друг друга.

Интеграция религиозного фактора в сочетании с формированием "одной мировой религии" была вызвана Вторым Ватиканским собором (1962-1965), главным решением которого было поставить христианство на место иудаизма путем увеличения "старшинства" последнего и признания "крови" Спасителя по отношению к еврейскому народу (то есть, идеальное было заменено материальным: христианский дух - этническим фактором).

Эта тенденция сочеталась с экуменическим процессом. В 1995 году на базе Международного Горбачев-фонда и при поддержке Джорджа Буша, Маргрет Тэтчер, Збигнева Бжезинского и других мировых лидеров и идеологов глобализма был основан "Состояние мира" (Всемирный форум), главной целью которого является организация межрелигиозного диалога. В 2001 году была подписана Экуменическая хартия, объединившая католиков и протестантов.

В настоящее время "Вселенский патриархат" Константинополя пытается втянуть в эту связку православные церкви, а также способствует протестантской экспансии в странах Азиатско-Тихоокеанского региона, особенно в Южной Корее и Китае.

В идеологической сфере процесс глобальной интеграции также был начат в 1960-х годах с созданием Римского клуба, связанного со Святым престолом, экуменическим движением и покровительствующими ему олигархическими кланами. Совместной "игрой" занимался Банк Ватикана (Istituto per le Opere di Religione) и его связи с банковским сектором. Использовался также метод интеграции "католических" банков в банковские сети и альянсы, контролируемые олигархией через католические ордена (мальтийский, Opus Dei и др.), и контрабанды соответствующих агентов олигархического влияния в государственные учреждения.

Римский клуб выбрал экологию и "зеленые" темы, потому что в условиях холодной войны не было других общих тем между Западом и Востоком.

Вопросы экологической безопасности первоначально были выведены из общей сферы национальной безопасности. Затем "широкая" трактовка экологии, включающая сферы экономического, социального и политического развития, была абсолютизирована и поднята над безопасностью как таковой. "Широкий" экологический императив был использован для преодоления "железного занавеса" между Востоком и Западом.

Так появилось конвергентное идеологическое ключевое понятие глобализма - "устойчивое развитие". Это должно быть такое развитие, которое не разрушает природу и не нарушает баланс между биосферой и техносферой; фактически авторы вкладывают в "устойчивое развитие" идеологическую доминанту неразвития, которая должна предотвратить эрозию западного господства.

Глобализм вступил в активную фазу в 1970-х годах, что отражено в следующей цепочке событий:

1971 - Замена Бреттон-Вудской системы золотого стандарта на отделенную Ямайскую систему;
1972 - Основание "конвергентного" Международного института прикладных системных исследований (IISA) в Вене с участием США и СССР, а также других стран НАТО и Варшавского договора;
1972 - Публикация первого доклада Римскому клубу "Пределы роста", разработанного в Массачусетском технологическом институте (MIT). В этом документе под знаком всех текущих событий были сформулированы и определены две фундаментальные задачи: сокращение численности населения и ограничение промышленного развития (сейчас кодируется как "борьба с антропогенными выбросами");
1972/1973 - Основание Трехсторонней комиссии (Рокфеллер и Бжезинский), которая объединила элиты Северной Америки, Западной Европы и Японии в мировую архитектуру с тремя блоками; в 1975 году под руководством Хантингтона, Круазье и Ватануки она подготовила доклад "Кризис демократии", широко распространенный на Западе, в котором они объединили сохранение капитализма с традиционализмом через "новый фашизм";
1973/1974. - В США предыдущие президенты и вице-президенты Никсон и Агню были постепенно заменены неизбранными представителями олигархии Джеральдом Фордом и Нельсоном Рокфеллером;
1975 - Заключительный акт СБСЕ в Хельсинки, в котором СССР согласился на участие в "глобальных вопросах" в обмен на "гарантии" послевоенных границ;
1975 - Основание Vanguard Group, системообразующей компании по управлению активами; в условиях возникшей тотальной монополии этот тип "глобального инвестора" контролирует мировую экономику через почти все транснациональные банки и корпорации; они также играют ключевую роль в недавно созданном в Ватикане Совете по инклюзивному капитализму.

Напомним, что в исследовании, проведенном Эльдгеносской технической высшей школой Цюриха около 2010 года, была проанализирована структура акционерной собственности и перекрестного партнерства 43 000 банков и компаний, в результате чего было выявлено "широкое" ядро из 1 318 субъектов. Внутри этого ядра было выделено "узкое" ядро из 147 важных финансово-промышленных групп. Компании по управлению состоянием, общее число которых оценивается в десять-пятнадцать, образуют "ультраузкое" ядро мировой капиталистической экономики.

Вовлечение СССР в глобальные проблемы происходило при непосредственном содействии Председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина. Советский Союз был одним из учредителей Венского института системных исследований. В Советском Союзе был создан его филиал и ряд родственных институтов. В 1983 году по секретному указанию Андропова была создана Комиссия Политбюро ЦК КПСС по экономической реформе, которую возглавили премьер-министр Тихонов и его заместитель Рыжков; фактическое руководство осуществляли Шаталин и Гвишиани. В комиссию вошла группа будущих "реформаторов", включая Гайдара, Чубайса, Авена и других. (Примечание d. Переведено: Последние трое стали влиятельными фигурами в приватизации после распада Советского Союза в 1990-х годах при Ельцине, что в свою очередь породило российских олигархов, к которым можно причислить по крайней мере Авена, если не всех троих).

В целом, между категориями "устойчивое развитие" и "устойчивое развитие" все еще существует значительная смысловая разница, суть которой можно найти в выступлениях лидеров России и Китая на климатическом саммите, состоявшемся 22 и 23 апреля по инициативе Джо Байдена Год, отражает.

Запад рассматривает климатический процесс как способ получить доступ к ресурсам развивающихся стран, как инструмент принуждения их к деиндустриализации и покупке западных "зеленых" продуктов и "зеленых" технологий (с помощью налога на выбросы углерода) и как средство построения глобальной системы "экологических" ценностей, навязанных Западом. Навязываются и тенденции будущего, особенно технологическое лидерство в контексте "зеленой" цифровизации и искусственного интеллекта, которым отводится решающая роль в формировании "нового мирового порядка".

В этом и заключается истинный смысл проекта "Великой перезагрузки". Для России и Китая участие в климатическом процессе - это инструмент укрепления суверенитета, а также технологического развития и решения "отложенных" экологических проблем. Поэтому Путин вновь поставил на повестку дня вопрос об увязке промышленных выбросов с их поглощением природной средой, указав на почти 30-кратное превышение парникового эффекта метана над CO2.

Из этого следует, что с изменением климата нужно бороться путем переработки метана, а не путем торговли сертификатами на выбросы CO2. Согласно речи Путина, самым важным ресурсом для низкоуглеродного развития является атомная энергетика, а не пресловутые возобновляемые источники энергии, которые продемонстрировали свою несостоятельность в Европе прошлой зимой. Кроме того, Си Цзиньпин озвучил перспективу того, что выбросы в Китае увеличатся максимум к 2030 году, а "CO2-нейтральность" будет достигнута не ранее 2060 года, то есть в обозримом будущем.

В отличие от своих западных оппонентов, наши страны связывают экологию не с внешней политикой или глобальным управлением, а с внутренним развитием.

"Устойчивое развитие" и "Миростроительство"

Сложившаяся система институтов "устойчивого развития" включает в себя два основных направления или трека. Первое интегрирует окружающую среду с экономикой и социальной сферой в "широкой" трактовке и представлено институтом конференций ООН по окружающей среде и развитию. Они проходят каждые десять лет, и на первой после распада СССР конференции в Рио-92 была принята базовая Декларация Рио по окружающей среде и развитию, а также Повестка дня на XXI век и ряд других упомянутых выше международных документов.

Вторая линия распространяет проблему устойчивого развития на политическую сферу, и переход осуществляется через институт иного типа - Всемирные саммиты по целям развития, первый из которых, известный как Саммит тысячелетия, состоялся в 2000 году, а последующие созываются все пять лет.

На саммите 2000 года были представлены Цели развития тысячелетия; на саммите 2015 года они были обновлены Целями устойчивого развития. Содержание целей развития в основном основано на Целях развития тысячелетия, но детализирует их, удваивая общее количество "целей". Последней "целью" в обоих случаях является "глобальное партнерство".

Она преодолевает разрыв с концепцией "превентивной дипломатии", которая представляет собой механизм "постконфликтного" разрешения внутренних и негосударственных конфликтов. Для этого внутренние конфликты сначала разжигаются, а затем интернационализируются, чтобы сделать возможным иностранное вмешательство и поставить страну под контроль Запада. Это известно как "миростроительство", которым руководит специальный орган в структуре ООН - Комиссия по миростроительству.

Основные концепции "устойчивого развития" и "миростроительства" поддерживаются соответствующими документами ООН. "Устойчивое развитие", как оно было изложено в докладе "Наше глобальное соседство" Комиссии ООН по глобальному управлению и сотрудничеству от 1995 года, направлено на формирование "глобального сообщества", в котором безопасность принадлежит не государствам, а "Планете и людям".

Это механизм тотального вмешательства повсюду; сейчас он осуществляется под лозунгом прав человека, в будущем причиной будет то, что страны не соблюдают "международные стандарты" охраны окружающей среды. Сами ресурсы превращаются в "глобальное достояние", за использование которого страны платят "глобальные налоги" в ООН. ( Примечание редактора: Любой может увидеть, что это не фантазия, потому что экоцид в настоящее время вводится как международное уголовное преступление в дополнение к геноциду, что впоследствии сделает возможным вмешательство Запада, которое больше не будет оправдано правами человека, но может быть оправдано защитой окружающей среды).

Цели "миростроительства" показаны в докладе группы высокого уровня ООН "Более безопасный мир: Наша общая ответственность" (2004). Оба документа имеют одну общую черту. Это планы реформирования ООН, которые призваны адаптировать Совет Безопасности к сдвигу глобализации в сторону регионального принципа.

Российская и китайская оппозиция глобализму

План Great Reset компании Schwab напрямую связан с вышеупомянутыми целями устойчивого развития, то есть нацелен на 2030 год. С методологической точки зрения концепция Great Reset объединяет устойчивое развитие и цифровизацию. И здесь следует искать ответ на вопрос, почему Римский клуб в свое время связал глобальные проблемы с "охраной окружающей среды", чтобы затем увязать их с экономическим и социальным фактором, откуда они могут появиться в "большой политике" "Прибыли".

В центре всех теоретических построений, связанных с "Великой перезагрузкой", находится союз трех сил, "ответственных" за продвижение глобальных изменений: государственного фактора, экономики и гражданского общества. В этом сочетании, однако, заложена особенность интерпретации и смысла. На уровне ООН экономика объединена Глобальным договором, цель которого - навязать банкам и корпорациям в развивающихся странах условия, которые промышленно развитые страны определили как устойчивое развитие.

Что касается "глобального гражданского общества", то оно также понимается конкретно - как вся его организованная верхушка, представленная НПО. Все официальные документы, касающиеся "устойчивого развития", как в ООН, так и вне ее, апеллируют к ним, несмотря на их очевидную зависимость не от гражданского общества как такового, а от внешних сил, заинтересованных в определенной направленности их деятельности. В то же время отношения между компаниями и НПО и правительствами, как их видят глобалисты, характеризуются показательной цитатой из доклада ООН "Наше глобальное соседство":

"Управление и сотрудничество - это совокупность многих способов, с помощью которых люди и организации, как государственные, так и частные, ведут свои дела вместе. Это непрерывный процесс уравновешивания противоположных интересов и различий для того, чтобы действовать сообща. Такой процесс охватывает всю систему государственных и формальных институтов, призванных обеспечить адаптацию, соглашение и существующие неформальные договоренности между отдельными лицами и организациями, которые отвечают их интересам".

Это означает, что роль государств заключается не в том, чтобы гарантировать безопасность, а в том, чтобы обеспечивать частные интересы определенных групп. При этом "неофициальные соглашения", отвечающие "интересам" "отдельных лиц и организаций", называются мафиозным бизнесом. Включение в них "официальных учреждений" рассматривается как коррупция. Но речь идет о "большой политике" - процессе, который "охватывает всю систему государственного управления" (автором доклада, подготовленного по заказу ООН, является бывший премьер-министр Швеции и вице-президент Социалистического интернационала Карлсон).

Как можно объяснить это дело? "Лица и организации" - это не более чем эвфемизм для глобальной олигархии. Иными словами, государства включены в "альянс" бизнеса и НПО не как равноправные партнеры и уж тем более не как носители глобализационных тенденций, а как объект, который в рамках этого партнерства должен уступить этим новым субъектам - экономике и НПО. То есть тем, кто стоит за ними и направляет их деятельность.

Такова логика создания Совета по инклюзивному капитализму, который был представлен общественности в ноябре 2020 года. Именно в этой логике был основан Ватиканский совет по инклюзивному капитализму, который объявил себя "штаб-квартирой глобального движения". Это заставляет нас рассматривать Совет как глобальную партию, точнее, ее Центральный комитет. Соответствующая иерархия имеет четыре уровня. Во главе стоит иезуит Папа Франциск.

Второй "этаж" сверху принадлежит олигархам, олицетворяемым образцовой фигурой Линна де Ротшильда. В списке "опекунов", называемых "опекунами", но более уместно перевести как "попечители", ведущую роль играют крупные бизнесмены и представители НПО ("неформального сектора"), но совсем нет Представительства государственных интересов.

В целом, это своего рода Политбюро. Ниже, на третьем ("хранители") и четвертом ("союзники") уровнях, находятся более мелкие представители. Совершенно очевидно, что среди 69 "опекунов", "хранителей" и "союзников" нет ни одного представителя России и Китая. Союз без русских и китайцев - это союз против русских и китайцев, таков железный закон мировой политики.

Есть еще один очень важный нюанс, на который создатели проекта не хотят обращать внимания. Среди организаций-членов "инклюзивного" совета есть некая JLens, которая говорит о себе следующее (Читайте здесь):

"JLens", основанная в 2012 году, - это сеть инвесторов, которая исследует еврейский взгляд на импакт-инвестирование и служит мостом между еврейской общиной и сферами социально ответственного инвестирования (SRI) и корпоративной социальной ответственности (CSR). Импакт-инвестирование - это новый термин для старой концепции: ценности, этика и миссия распространяются на инвестиционные решения. Однако в последние годы эта сфера превратилась в глобальное движение, основанное на ценностях, создав новый захватывающий форум для применения еврейской мудрости.

JLens контролирует включение еврейских ценностей для защиты интересов еврейской общины как в пропагандистскую деятельность, так и в портфельную стратегию примерно трехсот наиболее влиятельных компаний США.
... JLens также организует в Ватикане еврейский саммит по импакт-инвестированию, на котором соберутся управляющие капиталом из еврейской общины для обучения и коллективного продвижения еврейского лидерства в области импакт-инвестирования. JLens уже трижды представляла еврейскую общину в Ватикане, последний раз на Саммите по религиям и устойчивому развитию в 2019 году. "

Итак, союз между католицизмом и иудаизмом, оформленный в первой половине 1960-х годов Вторым Ватиканским собором, продвигается иезуитами в направлении контроля еврейского капитала над крупными американскими корпорациями, и, похоже, речь идет не только об американской компании. Насколько вероятно, что именно в этом заключается смысл и конечная цель всего папского собора, а значит, и всего проекта "Великой перезагрузки"? И в какой степени этот вопрос является риторическим, когда ответ очевиден?

В этой схеме оцифровка - не цель и тем более не путь к технологическому совершенству, а инструмент технократической монополии контроля над человечеством, чтобы с помощью искусственного интеллекта сделать его всеохватывающим и тоталитарным.

Официально объявлена дата 2030 года для проекта "Великой перезагрузки" с графиком устойчивого развития, но неофициально признается, что речь идет о стремительном росте Китая, развитие которого обеспечит ему победу в стратегическом соревновании с Западом к 2030 году. Сочетание стратегических проектов Китая (Шелковый путь) и России (Евразийский экономический союз) в определенной степени выводит нашу страну из зависимости от программных установок глобализма.

Знаменательно, что независимость России и Китая была продемонстрирована климатическим саммитом в апреле, что стало продолжением позиции обеих стран, заявленной в речах президента Путина и президента Си на "виртуальном Давосе" в феврале. В то время эти речи звучали диссонансом по отношению к остальным, однако их смысл совпадал настолько, что стало ясно: два текста были согласованы дипломатически, чтобы объяснить общность взглядов Москвы и Пекина на мировые дела.

Две ипостаси современного глобализма

Тот факт, что новая концепция "глобального концерта", появившаяся весной, вместе с "Великой перезагрузкой" ссылается на опыт Венского конгресса (1814-1815) и мировой порядок, созданный после наполеоновских войн, показателен, поскольку "устойчивое развитие" не упоминается. Имея в виду ослабление Запада, поддерживаемое наступлением "недемократий", под которыми явно подразумеваются Москва и Пекин, Ричард Хаас, президент Совета по международным отношениям, заявляет, что либеральный мировой порядок "демократий" не способен обеспечить глобальную стабильность. Ни материальные, ни интеллектуальные ресурсы не являются достаточными.

Предлагается стандартизация без формализованного членства, своего рода "круглый стол" для баланса интересов во избежание чрезмерного напряжения. Хаас рассматривает "концерт" как консультативный орган; достигнутые договоренности, воплощенные в "рекомендациях", реализуются официальными институтами. В то же время "большая перезагрузка" не отменяется и не отвергается, она просто отодвигается в сторону, как бы осознавая, что сейчас ее невозможно осуществить.

Ассоциация не должна иметь формального членства, а скорее быть своего рода "круглым столом" для балансировки интересов во избежание чрезмерного напряжения. Хаас рассматривает "концерт" как консультативный орган; достигнутые договоренности, воплощенные в "рекомендациях", реализуются официальными институтами. В то же время "большая перезагрузка" не отменяется и не отвергается, она просто отодвигается на второй план, потому что человек понимает, что сейчас ее невозможно реализовать.

Возникает впечатление, что "концерт" - это не альтернатива, а скорее время подготовки, то есть основной сценарий (и раздражение) исчезает с переднего плана за маскировкой. И как только "концерт" выполнит свои отвлекающие задачи, все в глобализме, включая "устойчивое развитие", вернется на круги своя. Почему?

Во-первых, критика Хааса в адрес ООН явно указывает на подрыв предлагаемого "концертного секстета" существующей системой под руководством Совета Безопасности. Если добавить к этому обещание Байдена собрать "форум демократий" без России и Китая, то получится, что нашим двум странам в "секстете" предлагается повестка дня "демофорума", которая рассматривается как приоритетная по сравнению с повесткой дня ООН.

Отказ включает в себя систему "коллективной изоляции ревизионистов", как специально пишет Хаас. И самое главное, центральная роль ООН, которую поддерживают Москва и Пекин, на этом закончится. Девальвация ООН как часть "концерта" необходима для продвижения "Большой перезагрузки". В то же время авторы инициативы пытаются достичь дополнительной цели: заменить шестистороннюю встречу, инициированную Путиным, на встречу лидеров пяти постоянных членов Совета Безопасности.

Второе: если центр мировых событий заметно сместится в "секстет", то кардинально изменится баланс сил в мире. В Совете Безопасности ООН он составляет три к двум в пользу Запада, но с правом вето, что отменяет мажоритарную структуру; в группе шести он будет четыре к двум и без права вето, то есть большинство определяет решения.

Кроме того, существует многократный "голос" ЕС, который имеет двух постоянных членов в Совете Безопасности - США и Францию - и в дополнение к ним еще одного - Великобританию и Германию. В этом случае Запад будет прикрываться амбициями Германии, Японии и Индии, которые отчаянно хотят стать членами Совета Безопасности, и начнет их подстрекать. Не говоря уже о том, что Запад при "шестерке" будет культивировать оппозицию Китаю и Индии, которая подорвет Шанхайскую организацию сотрудничества и БРИКС, нанося тем самым ущерб и интересам России.

В-третьих, приоритеты "концерта" провозглашают поддержку существующих границ и насильственное подавление самоопределения, а также поиск коллективных ответов на глобальные вызовы. Однако принятие этих положений отменяет Устав ООН, которому они противоречат. Кроме того, следует учитывать, что СССР уже распался, в то время как на Западе эта тенденция только зарождается (Шотландия, Каталония и т.д.).

В этих условиях навязанный статус-кво устанавливает необратимость распада России, в то время как Запад его избегает. Этот "концерт" необходим для того, чтобы НАТО могло продолжать расширяться под видом переговоров за счет бывших советских республик. А также, добавим, для прикрытия вмешательства США в суверенитет Китая, вплоть до "законного" развязывания войны за Тайвань.

Четвертое: Даже в 19 веке пресловутый "концерт" не избавил нашу страну от отдельных союзов Запада. Кульминацией этих процессов стали Крымская война и Опиумные войны в Китае. Это произошло потому, что консенсус "концерта" был ограничен Западом и направлен против Востока. То же самое предлагается и сейчас. Хаас подчеркивает "инаковость" Востока и в то же время отрицает ее.

И, наконец, пятое: для штаб-квартиры "концерта" предлагаются два адреса, каждый из которых имеет вполне конкретные исторические параллели и современные значения. Это Женева и Сингапур, которые тесно связаны с кланом олигархов Ротшильдов. И здесь связь между "глобальным концертом" и "Великой перезагрузкой" визуально воспринимается на символическом уровне, так сказать, "по Фрейду".

Отсюда можно вывести математическую формулу для принудительного разделения единого глобалистского проекта на две фазы. "Концерт" равен "перезагрузке" минус "устойчивое развитие". С его помощью авторы проекта надеются "успокоить" Китай и Россию, чтобы они вместе не пошли по пути, провозглашенному на Всемирном экономическом форуме и климатическом саммите.

Выводы

Первое. Появление проектов "Великая перезагрузка" и "Глобальный концерт" говорит о попытках интенсификации процессов глобализации, направленных на конец истории и остановку развития. Происходит расщепление Homo sapiens на два различных подвида. Верхняя, элитарная прослойка, ограниченная несколькими сотнями аристократических и олигархических семей и представителями науки, добилась значительного расширения физического существования. Численность людей "нижнего" класса радикально сокращается в результате серии кризисов, эпидемий, войн и так далее.

Глобализация рассматривается как инструмент эрозии и распада государств и атомизации идентичностей с последующей "пересборкой" этих обломков на корпоративной основе в новое сообщество посредством всеобщей экономической интеграции. Моделью этих процессов является разделение мира через границы на "глобальный город" - систему мегаполисных агломераций, связанных друг с другом современными средствами коммуникации, - и "глобальную деревню" - территорию между ними, которая хаотична и архаична. С распространением сегрегации противоречия между "городом" и "деревней" углубляются, что приводит к возникновению и эскалации конфликтов.

Во-вторых. Концепция "устойчивого развития" является идеологией и методом контролируемых глобальных изменений в указанном выше направлении и формирует тенденцию к остановке развития путем ограничения промышленного прогресса, замаскированную под борьбу с загрязнением окружающей среды и изменением климата. Добавьте к этому затушевывание прорывных технологий и концентрацию контроля над природными ресурсами и рождаемостью.

На практике в центре модели "устойчивого развития" находятся Цели устойчивого развития (2015-2030), которые являются второй версией Целей развития тысячелетия (2000-2015). "Цели - это набросок "повестки дня" на 21 век и на период до 2030 года". (Повестка-XXI, Повестка-2030).

Для надзора за этими процессами активно используются специализированные программы, агентства и фонды ООН. Контроль со стороны Секретариата ООН дублируется специальными институтами "устойчивого развития" - конференциями ООН по окружающей среде и развитию и всемирными саммитами ООН по целям развития. И те, и другие связаны с "устойчивым развитием" через абсолютизацию охраны окружающей среды как основы.

Третье. Самым большим вызовом для сложившейся системы глобального управления в настоящее время является быстрое сближение России и Китая. Это помогает сформировать общий потенциал в Евразии и сбалансировать военную, политическую и экономическую мощь коллективного Запада; идеологической основой для этого служат альтернативные взгляды Москвы и Пекина на "устойчивое развитие" и глобальное управление в целом.

Для его продвижения наши страны используют буквальное толкование документов и сформулированных в них целей "устойчивого развития" в интересах большинства человечества, особенно развивающихся стран, укрепления государственного суверенитета, всеобщего, честного и равноправного участия в осуществлении глобального управления.

Четвертое. Позиция России и Китая в корне не устраивает "хозяев" проекта "устойчивого развития", которые, чтобы преодолеть российско-китайский "ревизионизм" своих планов, начали формировать глобальные институты высшего порядка. Первым из таких институтов, возникших в рамках практической реализации проекта "Перезагрузка", стал Совет по инклюзивному капитализму в Ватикане.

Ватиканский совет по инклюзивному капитализму объединяет интересы олигархии и подпитываемых их элитами НПО по подрыву государств и суверенов в пользу глобального "коллективного суверенитета". Помещение Римского Папы в центр иерархической организационной структуры, сформированной Советом, предполагает, что Совет наделен экуменическим смыслом действия, который вытекает из союза Римско-католической церкви с основными центрами мирового еврейства, заключенного по итогам 1960-х годов.

У западных элит нет потенциала, чтобы напрямую преодолеть сопротивление России и Китая против проекта "Великой перезагрузки", исполнительным органом которого является Совет по инклюзивному капитализму. Это приводит к эвфемистическим решениям, таким как вышеупомянутый проект "глобального концерта", который маскирует свою принадлежность к глобализму, делая вид, что игнорирует "устойчивое развитие". Тактическая сторона этого зигзага связана с попыткой вовлечь Москву и Пекин и в то же время ослабить центральную роль ООН; стратегически же концерт явно является начальной фазой "перезагрузки".

Пятое. Важнейшим и единственным альтернативным условием эффективного противодействия глобалистским планам остается всемерное укрепление российско-китайского стратегического партнерства с возможностью превращения его при необходимости в полноценный политический и даже военный союз. Причины этого кроются в нарастающем сочетании военного потенциала России и экономической мощи Китая, значительно усиленной общей технологической базой.

Система ценностей России и Китая, отклоняющаяся от Запада, играет здесь решающую роль. Проекция этих преимуществ на современный этап развития человечества позволяет ожидать, что глобализм прекратит свое существование и потерпит поражение в конкуренции с системой национального суверенитета, которая является важнейшим содержанием данного всемирно-исторического момента.